Художественный мир Сибири

Субраков Р.И. Сказ "Хан-Тонис на темно-сивом коне".

Сибирская земля богата талантливыми живописцами, создающие оригинальные художественные произведения, отражающие своеобразную красочность природы огромной сибирской земли и древний, духовный мир проживающих здесь народов. Приглашаю всех гостей блога к знакомству с уникальным искусством коренных народов Сибири, Крайнего Севера и Дальнего Востока, их фольклором, а так же с картинами сибирских художников, с коллекциями, которые хранятся в музеях и художественных галереях сибирских городов.

вторник, 26 февраля 2019 г.

Минусинский район Красноярского края



Самый теплый регион Сибири
           Солнечная весна Сибири
На юге Красноярского края в умеренном климатическом поясе, в зоне степей и лесостепей расположен Минусинский район. От всех океанов эта территория отделена тысячами километров. Район имеет резко континентальный климат умеренного пояса. Его формирование происходит под воздействием на атмосферу больших массивов суши. На протяжении всего года здесь господствуют континентальные воздушные массы умеренных широт.

четверг, 17 января 2019 г.

Михаил Еремеевич Кильчичаков (1919— 1990 гг.)



К 100-летию со дня рождения хакасского поэта и драматурга, посвящается публикация его произведений
       Источник фотографии https://ok.ru/profile/571975824466/statuses/69562469198674
Кильчичаков Михаил Еремеевич
СКАЗАНИЕ О ДВУХ РЕКАХ
Как птица, что, разомкнув крыла,
летит в туманах в степной простор,—
так речка эта — светлым-светла —
несет поток свой ущельем гор.

По камням скачет, кипит она
и в брызгах пены о скалы бьет,
но даже скал тех крутых стена
сдержать не в силах ее полет.

воскресенье, 13 января 2019 г.

Сказки народов Сибири



Любопытный зайчонок: хакасская народная сказка
Умняшкина Олеся, художник
      Зайчонок бежал по льду, поскользнулся и полетел кувырком. Вскочив, принялся ощупывать голову - цела ли? Но до ушибленного места и дотронуться нельзя - болит.
Тогда Зайчонок со слезами спрашивает у Льда:

вторник, 8 января 2019 г.

А.Н. ЛИПСКИЙ. КАРАСУКСКИЕ ПОГРЕБЕНИЯ (1200—700 лет до н. э.) в г. Абакане



ВВЕДЕНИЕ
  
 Табл. 2. Рис. 1. Сосуд из погребения № 1. Рис. 2. Нож из карасукского могильника у улуса Фёдорова. Рис. 3. Нож из карасукских погребений у горы Урдан. Рис. 4. Постановка сосуда в погребении № 1.
Археологические раскопки, произведённые автором этих строк на Ах тыгее—возвышенности, лежащей в непосредственной близости к устью реки Абакана (юго-восточная часть города Абакана или «Хакасия»,—как называют абаканцы эту часть города)1, вскрыли здесь значительное распространение погребений, относящихся к карасукской культуре (начало второго и конец первого тысячелетия до и. э.).

Липский А.Н. Некоторые вопросы таштыкской культуры в свете сибирской этнографии . окончание



18. Назначения погребальной маски по С. В. Киселёву: средство изоляции умершего от живых, способ сохранить облик умершего, обеспечить ему загробное существование, сопровождать покойника в загробный мир наравне с горшками и прочим инвентарём, для одевания на лицо участником погребальной церемонии
Излагая ниже основные положения С.В. Киселёва о погребальных масках в Таштыке и их назначении, мы вместе с тем показываем, в какой степени эти положения оправдываются или оспариваются материалами сибирской этнографии. Это позволит наиболее убедительно обосновать наше утверждение, что таштыкская погребальная маска (имеется в виду её понимание таштыкцами) служила интересам рода. Являясь вместилищем души покойного до и во время обряда доставления её в царство мёртвых, маска защищала душу от возможного похищения её чужеродцами. Обеспечивая водворение души в селение мёртвых своего рода, она в силу представления о повторном рождении должна была обеспечить воспроизводство умершего в пределах своего же рода.

Липский А.Н. Некоторые вопросы таштыкской культуры в свете сибирской этнографии. продолжение



16. Этнография народностей севера — ключ к пониманию назначения погребальных масок в Таштыке
Остяки, по данным И.Н. Смирнова, небольшим лоскутом выделанной оленьей шкуры, шерстью вниз, плотно обматывали голову покойника. На лоскуте против рта, носа, глаз и ушей пришивали по одной медной пуговице, с целью таким образом порвать всякую материальную связь покойника со здешним миром.
1 С. А. Теплоухов. Там же, стр. 51.
2 С. А. Теплоухов. Там же, стр. 50;
3 С. А. Теплоухов. Там же, стр. 50.
46
«Манси, — пишет И. Н. Смирнов, — различают в составе человеческого Я кроме тела — тит, или лили-хелм-холас, под которым подразумевается, кажется, жизненная сила организма (может быть и душа), ещё и ис — тень. Тит после смерти человека переходит в новорождённого ребёнка, принадлежащего к тому же роду, что и умерший, или в чужих,... а тень отправляется в страну мёртвых... В загробном мире тень-душа живёт той же жизнью, что и на земле, но не болеет... тени посещают своих родичей на земле, особенно усердно в первое время после смерти.

Липский А.Н. Некоторые вопросы таштыкской культуры в свете сибирской этнографии



С.42-92
13. Назначение маски по С.К. Кузнецову — «помочь» душе достигнуть загробного мира
Восемь лет спустя после выступления К.И. Горощенко, по вопросу о назначении погребальных масок на Енисее высказался С.К. Кузнецов. Опубликованная им в 1906 г. работа5 явилась в результате доклада А.В. Адрианова в Московском Археологическом обществе 24 февраля 1904 года и замечаний по докладу, сделанных Кузнецовым и разросшихся позже до размера статьи.
Разучив значительную литературу, так или иначе освещавшую вопрос о масках, С.К. Кузнецов дал краткое описание масок Египта, Месопотамии, Финикии, Карфагена, Сардинии, Кипра, Эретрии, Микен, погребальных масок у римлян, в Мексике и Перу, а также в южной России — у Керчи и Ольвии. При этом он отметил высокую художественность и портретность золотых масок Египта, Микен, Керчи. Говоря о микенских масках на основании работы Дюпэя, Кузнецов подчеркнул, что маски эти были изготовлены с необычайной тщательностью и снабжены отверстием для прикрепления к голове покойника или к его головному убору