Художественный мир Сибири

Субраков Р.И. Сказ "Хан-Тонис на темно-сивом коне".

Сибирская земля богата талантливыми живописцами, создающие оригинальные художественные произведения, отражающие своеобразную красочность природы огромной сибирской земли и древний, духовный мир проживающих здесь народов. Приглашаю всех гостей блога к знакомству с уникальным искусством коренных народов Сибири, Крайнего Севера и Дальнего Востока, их фольклором, а так же с картинами сибирских художников, с коллекциями, которые хранятся в музеях и художественных галереях сибирских городов.

суббота, 22 января 2022 г.

Салбыкский курган. Хакасия. История раскопок

 

Салбыкский курган. Хакасия


Впервые о нем упомянул в своих дневниках в 1739 году известный ученый Миллер. О существовании «долины царей» в Салбыкской степи знали немногие в 19 веке. Это были колоссальные по своим размерам усыпальницы. Она представляла собой в то время 11-метровую насыпь.

Раскопки были начаты в 1954 году экспедицией под руководством С.В.Киселева. В ход была пущена бульдозерная техника. Сегодня Салбык считается одним из эталонов погребальной архитектуры скифской эпохи. В момент сооружения насыпь представляла собой усеченную пирамиду, выложенную из блоков дерн высотой тридцати метров.. Сейчас, спустя два с половиной тысячелетия, насыпь превратилась в огромный, сильно оплывший холм. К моменту раскопок высота курганной насыпи составляла высоту четырехэтажного дома, а объем – 24 тысячи кубических метров. Основой этого грандиозного погребального сооружения стали огромные каменные плиты, даже обломки скал, вкопанные на боку по квадрату со стороной в 70 метров.

Прямоугольная ограда из огромных плит песчаника с установленными через равные промежутки вертикальными стелами.. Этих стел – два десятка, каждая из них в высоту достигает 5 метров и весит 30-40 тонн. Каждую из этих стел строители тащили из каменоломен, ближайшая из которых расположена в 15-ти километрах. Подвиг, сравнимый с постройкой египетский пирамид и статуями острова Пасхи.

При раскопках кургана выяснили, что у его угловых камней были принесены жертвы: строители убили трех взрослых людей, один из которых был связан, и ребенка. В подземной камере обнаружилась еще одна пирамида, сложенная из огромных лиственничных бревен. Внутрь гробницы вел наклонный бревенчатый коридор. Вероятно, этот коридор был символом мифической дороги. По которой душа умершего должна была найти правильный путь в мир иной. Все деревянные конструкции были обшиты несколькими слоями бересты.

У основания кургана археологи нашли остатки небольших шалашей, в которых жили строители. Вся титаническая многодневная работа сотен людей была проведена для того, чтобы похоронить одного-единственного человека, могущественней которого 25 веков назад в здешних краях не было никого.

Его можно в этом смысле было назвать царем Хакасско - Минусинской котловины.. Рядом с его останками были найти скелеты шести других людей, некоторые из них были специально умерщвлены.

Рассказывают о положительной энергетике «ворот» Кургана. Северная плита округлой формы обладает отрицательным зарядом. Чаще всего ее именуют «женским камнем». Южный менгир – «мужской», его энергия считается положительной. Шаманы утверждают, что исходящая из земли энергия корректирует нарушенное болезнью биополе человека.

Геофизики выявили любопытную закономерность. Крупнейшие курганные комплексы Южной Сибири, включая и Салбыкский курган, располагаются вдали от радиоактивных и магнитных аномалий, в местах, где отсутствуют зоны биологического дискомфорта. Как это угадывали древние люди? История хранит много тайн.


Источник:
Кызласов Л. ПИРАМИДЫ СТЕПНЫХ ЦАРЕЙ. БОЛЬШОЙ САЛБЫКСКИЙ КУРГАН/ Леонид КЫЗЛАСОВ, доктор исторических наук.// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10). - 
С.382-385

Выдающийся историк и археолог Сергей Владимирович Киселёв (1905-1962) в 1954-1956 годах произвел блестящие по своему методическому совершенству и результатам раскопки Большого Салбыкского кургана. Это древнее погребальное сооружение оказалось самым грандиозным по размерам и совершенству строительной конструкции среди известных в Сибири многочисленных больших курганов раннего железного века.

Еще в 1739 году этот курган осмотрел и описал попытку его ограбления артелью бугровщиков известный историк Сибири Г.Ф. Миллер. Так как заключение первого ученого, познакомившегося с Большим Салбыкским курганом, не утратило интереса до сих пор, приведем выдержку из его дневника: «На полпути, но несколько ближе к Уйбату, чем к Коксинским рудникам, я встретил в степи чрезвычайно много больших курганов, между которыми один, направо от дороги, возбудил во мне желание узнать настоящую величину его. Я смерил подошву его, которая обставлена была в виде четвероугольника двойным рядом больших каменных плит и имела в длину с севера на юг — 100, а в ширину — 80 шагов. Вышина его с северной стороны, которая была выше и круче других, составляла около 50 шагов, так что отвесную вышину его можно считать по крайней мере в 10 саженей. Поразительнее всего мне показались огромные камни, окружавшие его. Некоторые из них торчали над поверхностью земли более чем на 2 сажени и при этом были такой же ширины, а толщиною в 1 аршин. Сколько труда стоило, следовательно, привести их сюда, так как поблизости нигде нет скалистых гор. Это обстоятельство, которое я имел случай наблюдать во многих местах, могло бы, по моему мнению, служить доказательством важного значения, могущества и богатства бывшего татарского царства, если бы история, кроме того, не сохранила нам о том неопровержимых свидетельств».

Историк Г.Ф. Миллер, исходя из представлений XVIII века, предположительно определил возраст осмотренного им Большого Салбыкского кургана. Но если бы мы сейчас исправили в его заключении только одно слово «татарского»  на современное и правильное «тагарского», то ясно увидели бы: Г.Ф. Миллер справедливо полагал, что Большой Салбыкский курган может служить доказательством бывшего здесь некогда могущественного и богатого Тагарского царства.

 «Курган этот, впрочем, подобно большой части остальных, был разрыт. Рассказывали, что 12 человек работало на нем в течение 6 недель, — продолжал Г.Ф. Миллер, сообщая о деятельности грабителей-бугровщиков, — и, несмотря на то что прорыли его в глубину на 12 сажень до самого материка, все-таки не нашли в нем никаких драгоценностей». Археолог С.В. Киселев знал эти данные и произвел раскопки кургана не ради древних сокровищ.

Подводя итоги двухгодичным раскопкам Большого Салбыкского кургана, С.В. Киселев указывал: «Сложность строительных приемов, необходимость затраты большого труда на строительство и доставку материалов... тот факт, что в колоссальном кургане было обнаружено всего одно погребение и что, по-видимому, сооружение кургана было связано с захоронением одного-двух человек (остальные погребались позднее через коридор), заставляет полагать, что общественные отношения в тагарскую эпоху были более сложными, чем это представлялось до раскопок больших курганов». Этот вывод был существенно подкреплен фактами, которые получены исследователем в последний полевой сезон изучения конструкций величественного погребального сооружения — усыпальницы представителей высшего слоя тагарской знати.

В 1956 году происходило изучение каменной ограды изнутри. Тогда-то при расчистке плит была сделана чрезвычайно важная находка. Вот что об этом сказано в отчете С.П. Киселева: «После того как плиты ограды были установлены, тщательно заделывались все щели между ними. Если это были значительные отверстия, их закрывали плитами, плотно приставленными снаружи и подпертыми специальными контрфорсами. Менее значительные щели заполнялись мелкими обломками плиток. Среди этих плиток и была сделана 18 июля 1956 года находка исключительной важности. В щели между плитой северной стены ограды и угловой северо-восточной стелой был обнаружен почти полный нижний жерновок ручной мельницы. Будучи с одной стороны обломан, он за непригодностью был употреблен вместе с мелкими обломками плит для забутовки щели. Находясь безусловно в непотревоженном состоянии, он служит ясным доказательством наличия на Енисее еще в тагарское время ручной вращающейся мельницы. До этой находки считалось, что ручная вращающаяся мельница в Южной Сибири распространилась лишь в середине I тысячелетия н.э. Таким образом, салбыкская находка позволяет отнести применение в Минусинской котловине ручных жерновков, во всяком случае, на 800-900 лет раньше».

Со времени раскопок кургана прошло более пятидесяти лет. Благодаря развитию археологической науки и большим масштабам работ по спасению памятников в обширной зоне новостроек Южной Сибири получено ни с чем не сравнимое количество материалов, по-новому освещающих историческую сущность и значение тагарской эпохи. Открыты целые районы, в которых проживало население тагарской культуры, исследованы поселения и жилища, наскальные рисунки и памятники древнего земледелия. Обогатились наши представления о материальной и духовной культуре тагарцев. Современные данные говорят о том, что к развитому земледельческо-скотоводческому хозяйству приенисейских племен бронзового века в раннем железном веке добавилось продуктивное ирригационное земледелие. В тагарское время земледелие начинает оттеснять скотоводство на второй план, тем более что частые военные столкновения позволяли получать скот от соседей путем насильственного захвата. Угонялся не только скот, но и военнопленные. В общественной жизни появляется труд рабов.

Все известные в настоящее время материалы свидетельствуют, что тагарский военно-территориальный союз в IV—III веках до н.э. создал самобытное государство среднеенисейских и причулымских племен. Хроники Древнего Китая называли его «Динлин го» — «государство Динлин». Очевидно, Большой Салбыкский курган представлял собой не что иное, как погребальную каменно-земляную пирамиду одного из самых могущественных динлинских царей и членов его семьи.

Макет внешнего вида и устройства погребальной камеры тагарской культуры. Фото Л. Порошиной

Особое предназначение Салбыкской котловины, посреди которой, как впечатляющие архитектурные сооружения, возвышались шесть огромных царских пирамид, подчеркивает расследованная автором раскопок «Дорога духов». Она начиналась в центре котловины и вела прямо в сторону солнечного восхода через гряду холмов, увенчанную величественными каменными воротами из двух огромных плитчатых скал, вертикально вкопанных в землю.

По старинным верованиям многих народов Сибири, души умерших расходились по двум дорогам. Вход в нижний мир находился в стороне заката солнца, а в верхний небесный мир путь уходил в сторону солнечного восхода. Именно в верхний мир вела церемониальная дорога, устроенная для душ умерших тагарских царей.

Далеко зашедший процесс вызревания собственного государства «тагарцев»-динлинов был прерван нашествием гуннских полчищ, нахлынувших на Южную Сибирь из центрально-азиатских степей около 201 года до н.э. Государство «тагарцев»-динлинов пало, не успев окрепнуть и развиться.

 

Источник:
Кызласов И. ТАЙНА ЦАРСКОЙ ГРОБНИЦЫ./ Игорь КЫЗЛАСОВ, доктор исторических наук.// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10). - С.386-393

Небольшие сбитые из фанерных щитов домики по утрам уже покрывал иней. И хотя их обитатели топили железные печурки, тепла в этих временных жилищах было мало — на дворе стоял октябрь, медленным шагом в Хакасию входила суровая сибирская зима. Но археологическая экспедиция члена-корреспондента Академии наук СССР профессора Московского университета Сергея Владимировича Киселева продолжала вести работы. Каждое утро осенняя степь пробуждалась от звуков моторов бульдозеров, и могучие машины медленно сдвигали в сторону груды слежавшейся за тысячелетия земли. Члены экспедиции внимательно вглядывались в изменения грунта, зарисовывали и заносили на чертежи выявляемые древние остатки, описывали находки в научных дневниках. Так начались раскопки Большого Салбыкского кургана, проводившиеся в течение трех полевых сезонов 1954-1956 годов.

Курган получил свое название по Салбыкской котловине, раскинувшейся к югу от Батенёвского кряжа. И Большим его назвали не случайно. Когда-то в глубокой древности высота этой земляной пирамиды достигала 25~30 метров. К началу раскопок насыпь уже сильно оплыла, но и в таком виде высота холма достигала почти 12 метров, и этот курган, поднимавшийся над степью наподобие четырехэтажного дома, справедливо считался самым крупным в Хакасии.

С.В. Киселев у каменного столба на Большом Салбыкском кургане перед раскопками. 1954 г.

 

Перед началом вскрытия насыпи. 1954 г

Основу этого грандиозного погребального сооружения составляли огромные каменные плиты, вернее, обломки скал, вкопанные боком по квадрату со стороной 70 метров. Многотонные глыбы возвышались над уровнем почвы на два метра, а по углам и сторонам такой каменной ограды вертикально были вкопаны многочисленные монолиты. Высота их иной раз достигала 6 метров, вес колебался от 30 до 50 тонн.

Археологи установили, что курган был сооружен в конце IV века до нашей эры. Нашли и каменоломни, в которых 2400 лет назад люди добывали камень для этого строительства — на берегу Енисея... за 70 километров от кургана! Легко представить, какое оживление царило в Салбыкской долине, когда сотни быков в невероятном напряжении тащили огромные деревянные салазки с каменной глыбой, как суетились вокруг них люди, криками и ударами погонявшие животных, быстро подсовывавшие под мощные полозья катки, то и дело пускавшие в ход громадные деревянные рычаги и тянувшие толстые канаты. Внешняя неразбериха и суматоха на деле ежеминутно оборачивалась ловкостью и слаженностью усилий, четкой ритмичностью непосильной работы, позволявшей безостановочно приближать к цели огромной тяжести груз.

Северная стена после раскопки. Такой она была и 2300 лет назад. 1954 г.

 

Крыша погребального склепа. 1955 г.

 

Л.А. Евтюхова за работой. 1954 г.

Над тщательно размеченной площадкой прежде всего были вертикально установлены в специальные ямы многотонные стелы. Какие приспособления использовались для этого, осталось неизвестным, так как строители разобрали их после окончания работ. Археологи проследили, что для правильного размещения этих глыб (каждая была повернута узкой и более высокой стороной к востоку) применялись в качестве рычагов 10—15 лиственничных бревен, диаметром около 30 сантиметров каждое. Изменять положение монолитов по продольной оси древние строители приноровились с помощью крупных лиственничных пней, забивавшихся сбоку в яму деревянной ручной бабой. После того как поставленные монолиты оконтурили площадь будущего кургана, началась работа над сооружением сплошной каменной ограды из огромных плит, врытых ребром между вертикально вкопанными стелами. Затем внутри древней строительной площадки возвели наклонную земляную эстакаду. Снаружи она была вертикальной, для чего ее облицевали бревнами, в углах срубленными «в обло». На эту эстакаду на катках вкатывали плиты будущей ограды, и они, зависнув над отвесной деревянной стенкой, с грохотом падали в подготовленные у ее основания траншеи. Катками служили сухостойные стволы лиственниц по 7~8 метров длиной, специально выисканные в горах, на таежных пожарищах и волоком на арканах доставленные в Салбыкскую долину.

 

Расчистка входа в погребальную камеру. В шляпе — С.В. Киселев. 1955 г..

Созданная таким способом сплошная каменная ограда (концы соседних плит заходили друг за друга) всюду имела высоту 2 метра, для чего плиты предварительно замеряли и для каждой выкапывали траншею нужной глубины (от 0,8 до 2 метров). Когда плиты уже стояли, проход между ними и эстакадой полностью засыпали землей. На этой площадке выше плит ограды возвели стенку из плашмя положенных и ничем не скрепленных каменных плиток. Вместе с кладкой ограда поднялась над землей на 3 метра. Внутри этой квадратной ограды, с восточной стороны имевшей обозначенный особыми плитами и стелами вход шириной 5 метров, и возвели в конце концов огромную пирамиду 25~30 метров высотой, составленную из блоков дерна.

Над сооружением Салбыкской гробницы долгое время трудились сотни людей (у ее стен археологи нашли остатки небольших шалашей, в которых жили строители). При раскопках Салбыкского кургана выяснилось, что у его угловых камней строителями были принесены жертвы — трое взрослых людей (один из них был связан) и ребенок.

Разборка тяжелых бревен склепа. 1955 г.

Ради чего делалась вся эта до мелочей продуманная труднейшая работа? Чтобы ответить на этот и на многие другие вопросы, три лета подряд проводились нелегкие раскопки Большого Салбыкского кургана. Оказалось, что до сооружения гигантской земляной насыпи внутри каменной ограды построили деревянный склеп в виде усеченной пирамиды. Его потолок, устроенный из б слоев крест-накрест положенных бревен, имел высоту 2,5 метра (размеры верхнего основания пирамиды 8 х 8 м, нижнего — 18 х 18 м) и накрывал двухметровой глубины яму (5x5 м), в которую был опущен сруб в четыре венца. Интересно, что склеп и внутри и снаружи был покрыт толстым слоем бересты. Даже четыре верхних лиственничных бревна, придавливавших покрытие, были завернуты в прошитую бересту. В гробницу вел бревенчатый, крытый колотыми досками коридор, также обшитый слоем бересты. Примечательно, что коридор вел не к устроенному в каменной ограде восточному входу, а был направлен в противоположную сторону и начинался от западной вертикальной стелы глухой стороны ограды.

Особенно важно, что в этом маленьком в сравнении с мощью всего сооружения

домике похоронили одного старца-воина. Выходит, вся титаническая многодневная работа сотен людей была произведена только для того, чтобы похоронить одного старика? Да, это так. Но установив назначение величественного памятника древности, рано еще полагать, что на вопрос о смысле великой работы предков дан полный ответ. Что побудило людей построить для одного старца такое захоронение? Вряд ли причину всех затраченных на это усилий можно увидеть в чувстве простого уважения родственников к памяти почтенного человека. Ключ от загадки Салбыкской пирамиды можно отыскать в той связке, в которой история человечества хранит ключи от тайн египетских пирамид и от гробниц ассирийских и персидских, индийских да и многих других владык древности.

Экскурсия педагогов из Абакана слушает пояснения С.В. Киселева о раскопках кургана. 1955 г.

 

Угловой камень после расчистки восточной полы кургана. 1955 г.

Человек, похороненный в Большом Салбыкском кургане 2400 лет назад, конечно, не был фараоном, шахиншахом или императором. Но раскопанный в хакасской степи курган, несомненно, является могилой человека, могущественнее которого 24 века назад в здешних краях не было никого. В этом смысле его можно было бы назвать царем Хакасско-Минусинской котловины.

Рядом с останками этого царя археологи нашли скелеты шести человек. Видимо, одни были членами его семьи, а другие — специально убиты. За своим владыкой в могилу сошли женщины-служанки и два молодых воина, которые должны были служить и охранять его на том свете. Совершенно ясно, что власть этого старого человека распространялась и на жизнь и на смерть своих подчиненных.

 

Источник:
Открывая неизведанное.// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10) - С.391-393

В 1928 году, еще будучи аспирантом Института археологии и искусствознания Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук, Сергей Владимирович Киселев впервые провел широкие археологические исследования в Хакасско-Минусинской котловине. В 1929 году в Минусинске был напечатан его научный отчет о проведенных им полевых работах. С тех пор научная деятельность С.В. Киселева была тесно связана с изучением древней и средневековой истории Хакасии.

В 1930 году Сергей Владимирович защитил кандидатскую диссертацию на тему «Минусинский неометалл». С этого времени он вместе с Л.А. Евтюховой свыше двух десятков лет руководил Саяно-Алтайской археологической экспедицией Института материальной культуры и Государственного Исторического музея. В 1949 году выходит в свет его работа «История Южной Сибири». В 1951 году в Абакане издается «Краткий очерк древней истории хакасов».

В послевоенные годы С.В. Киселев приступил к изучению древней истории Монголии и ее средневековых городов. В 1950 и 1959 годах он совершил научные командировки в Китайскую Народную Республику. По материалам этих поездок им были написаны статьи «О древней черепице в КНР», «Неолит и бронзовый век Китая».

В 1954-1956 годах С.В. Киселев совместно с Хакасским научно-исследовательским институтом языка, литературы и истории исследовал Большой Салбыкский курган (IV—III вв. до н.э.), расположенный в 60 километрах к северу от Абакана.

Свыше двадцати лет Сергей Владимирович Киселев был профессором кафедры археологии исторического факультета Московского государственного университета. Широко известна его научно-организаторская деятельность. С 1949 года он был главным редактором журнала «Вестник древней истории», руководил сектором неолита, бронзы и раннего железа в Институте археологии АН СССР. С 1950 по 1954 год Сергей Владимирович занимал должность ученого секретаря Президиума АН СССР и около десяти лет состоял членом бюро Отделения исторических наук АН СССР.

В 1953 году С.В. Киселев был избран членом-корреспондентом Академии наук. В последние годы Киселев начал работать над большим трудом «Бронзовый век Старого Света», в котором должно было найти историческое обобщение далекое прошлое Европы, Азии и Африки. Этот труд остался незавершенным. 8 ноября 1962 года С.В. Киселев умер в Москве в возрасте 57 лет.

 

 

Киселев С.В. в ограде раскопанного кургана 1956 год

 

Материалы из Архива Института археологии РАН

 

Источник:
Марсадолов Л., Кузнецов Н., Сигедина Н. Магия Салбыкской долины./ Леонид МАРСАДОЛОВ, доктор культурологии, Николай КУЗНЕЦОВ, Надежда СИГЕДИНА; фото Л. Марсадолова.// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10). - С.394-399

Салбык и всемирно известный Стоунхендж объединяют похожие ландшафтные условия. Они расположены на небольших возвышенностях посреди обширных равнин. Огромные каменные плиты для их конструкций доставлялись издалека, из специальных каменоломен. На этих удаленных друг от друга памятниках проводились длительные астрономические наблюдения. Они показывают, что Большой Салбыкский курган в Хакасии вполне может быть поставлен в один ряд со знаменитым Стоунхенджем в Англии.

Процесс сооружения большого кургана в Салбыке, сложнейшего по своей конструкции и обряду захоронения, представляется возможным реконструировать близко к истине, благодаря новым исследованиям Саяно-Алтайской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа.

Вероятно, не один год был затрачен на возведение этого монументального комплекса. Сотни людей принимали участие в сооружении погребального памятника-храма.

В межгорной долине долго выбирали точку для центра кургана. Она должна была отвечать определенным параметрам — находиться на самом высоком месте и служить удобным местом для астрономических наблюдений.

Такое место, скорее всего, было известно и в более раннее время, сохранив свое значение в последующие эпохи. Рядом с Большим Салбыкским курганом археологами открыт культовый центр эпохи бронзы с каменным изваянием окуневской культуры и памятниками раннетагарского времени. Через несколько столетий после сооружения Салбыкского кургана рядом с ним торжественно погребали людей таштыкской культуры.

 

План каменной ограды Большого Салбыкского кургана: А — с погребальным сооружением из дерева; В — с нумерацией камней ограды.

В конструкцию больших курганов в Салбыкской долине, без сомнения, была заложена и схема астрономических знаний того времени. Основная могила в кургане не случайно смещена в западную половину. Центр оставался свободным, что позволяло проводить длительные астрономические наблюдения, а затем устанавливать плиты ограды в значимых точках. В местах, соответствующих астрономически важным дням, воздвигнуты самые большие вертикальные стелы, смотрящие на восход и заход Луны, а вход в курган ориентирован на восход солнца в дни равноденствий. Вероятно, восточный вход ассоциировался с жизнью-возрождением, а вход в погребальную камеру с западной стороны — дромос — со смертью.

За пределами ограды, с восточной стороны от входа из четырех плит, находилась наблюдательная яма, в которой обнаружена небольшая каменная плита-визир. В процессе раскопок С.В. Киселев назвал этот объект «землянкой», хотя и не обнаружил там следов проживания человека. Можно предположить, что эта яма использовалась для дополнительных астрономических наблюдений.

 

Круговая панорама из центра Большого Салбыкского кургана. По горизонтали приведены азимуты в градусах (в пересчете от астрономического севера), а по вертикали — высота над горизонтом. Расчеты выполнены для 450 г. до н.э. Условные обозначения: стрелки вверх (восход), вниз (заход) Солнца и Луны в астрономически важные дни. Солнце: 3 — зимнее солнцестояние; Л — летнее солнцестояние; Р — равноденствие (весеннее и осеннее). Луна : С — северная, Ю — южная, в — высокая, н — низкая (пример: Луна Сн - северная низкая)

Первоначально вокруг могилы вождя была сооружена деревянная ограда, ориентированная по сторонам света с незначительным отклонением, по размерам немного меньше, чем более поздняя каменная подквадратная ограда. Огромная каменная ограда кургана, вероятно, была воздвигнута в течение нескольких последующих лет.

Во время работ экспедиции Эрмитажа для определения объема были измерены выступающие над поверхностью земли камни ограды кургана. Выявлены закономерности в подборе и установке плит ограды по размеру и цвету. Например, объем самого большого вертикального камня юго-восточного угла был более 33 куб. м, а самой маленькой горизонтальной плиты — 0,6 куб. м. Объем большинства камней — около 4-6 куб. м. Отмечена разница в объемах горизонтальных и вертикальных плит. Не исключено, что горизонтальные плиты близкого размера изготавливались партиями по 6 или 12 штук. Число 6 и производные от него (6x2 = 12) неоднократно использовались при сооружении ограды; оно также коррелирует с шестью вертикальными плитами, установленными вдоль каждой из четырех сторон кургана.

Детальное изучение каменных плит позволило отметить значимость цветового спектра — от светлых к темным тонам и наоборот. Установка плит ограды связана с основными моментами восхода-захода Луны и Солнца в астрономически значимые дни. На плитах кургана, которые находились на линиях основных астрономических направлений, обнаружены знаки в виде кругов, полумесяцев и других фигур, показаны моменты движения Солнца и Луны.

На внутренней стороне одной из плит восточной стены ограды выбита сложная композиция. В верхней части плиты изображены люди большого роста (боги?) и область неба — птица, точки-светила (?), человек с визиром в руках; в средней части — мужчина-воин, стоящий одной ногой на голове поверженного человека, рядом женщина-луна и мужчина; в нижней части плиты — конь и зверь (свернувшаяся пантера?), а еще ниже — неясные фигуры (область духов нижнего мира)...

В 1996 году с юго-западной стороны от Большого кургана найдено скульптурное изображение лежащего тигра, возможно относящееся к тагарской культуре, сделанное из специально подобранного камня с серовато-белыми и красновато-коричневатыми прожилками, имитирующими шкуру настоящего тигра. Это изваяние могло служить переносным визиром при поиске астрономически важных точек.

В Салбыке некоторые большие курганы имеют около насыпи «цепочки» из вертикально стоящих камней — балбалы, а также горизонтально положенные «плиты-жертвенники». За пределами курганов найдены промежуточные вертикальные камни, установленные на астрономически значимых направлениях. «Цепочка» курганов в Салбыке ориентирована по линии восхода и захода высокой Луны, что принципиально отличается от ориентации курганов за Саянским хребтом.

Выбитые рисунки на каменной плите из Большого Салбыкского кургана. Сохранившаяся нижняя часть

 

Выбитые рисунки на каменной плите из Большого Салбыкского кургана (верхняя часть плиты дана по фотографии С.В. Киселева, нижняя — по прорисовке Л. С. Марсадолова)

Судя по новым радиоуглеродным данным, Большой Салбыкский курган можно датировать второй половиной V — первой половиной IV века до н.э. Эта дата не противоречит археологическим аналогиям и датировкам предметов из этого кургана, относящимся к сарагашенскому этапу тагарской культуры.

В 6 километрах к северо-востоку от Большого кургана, в межгорном урочище, расположен еще один памятник — Салбыкские ворота — хорошо знакомый местному населению своими лечебными и ритуальными свойствами. В 1940—1990-е годы его изучали С.В. Киселев, Л.Р. Кызласов, И.Л. Кызласов, Я.И. Сунчугашев, Л.С. Марсадолов, Н.Н. Кузнецов и Н.Г. Сигедина.

Первоначально «ворота» представляли собой две вертикально установленные каменные плиты и были строго ориентированы по сторонам света с точностью до 1-2 градусов. Южная плита 2,3 х 1,3 м, толщина — около 0,4 м, имеет подпрямоугольную форму с небольшим скосом в верхней части, с высоким восточным краем, понижающимся к западу, так же как и у большинства плит тагарских курганов середины I тысячелетия до н.э. На узкой лицевой грани, обращенной на восток, в средней части выбиты изображения — тамги.

Узкий высокий восточный край плиты указывает на границу «схождения» высокого близлежащего южного склона гряды и низкой удаленной равнины с горами на линии горизонта. Низкая западная грань плиты указывает на низкую, весьма удаленную часть горизонта и группу средних по размерам курганов, находящихся в 6,5 км к западу от «ворот».

Еще одна плита Салбыкских ворот в древности была установлена в 3,6 м к северу от южной плиты. В конце 1940-х годов эта плита была слегка наклонена в южную сторону, а затем из-за подкопа с северной стороны упала. Она долго лежала на земле, и поэтому ее можно было полностью измерить. Высота плиты — 3 м, наибольшая ширина — 1,9 м, толщина в нижней и верхней частях — до 0,2 м, в средней — до 0,45 м. В отличие от южной северная плита имеет округлую форму. В 1997 году она вновь была установлена.

 

Салбыкские ворота

 

Схема геопатогенной зоны около камней ворот: А — профиль и направление геопатогенной зоны; Б — график биолокационного эффекта по линии профиля (1— каменные плиты; 2 — двухполюсная геопатогенная зона)

В результате специальных геолого-геофизических исследований, проведенных на площадке размерами 200 х 100 м, в центральной части которой находились менгиры, была выявлена двухполюсная линейная биолокационная аномалия, обусловленная геопатогенной зоной. Установлено, что менгиры расположены строго в точке перегиба аномальной кривой, а вертикально поставленные камни находятся в области наибольшего градиента выявленной геопатогенной зоны.

Результаты магнитной съемки свидетельствуют о присутствии в данном месте глубинного тектонического разлома. Каких-либо радиоактивных аномалий не обнаружено.

Цвет плит ворот разный: южная — из серого кремнистого песчаника, а северная — из красновато-коричневого песчаника. Южная подпрямоугольная плита имеет положительный заряд («мужской камень»), а северная округлая плита — отрицательный. У южной плиты восточная сторона имеет положительный заряд, а западная — отрицательный, то есть на восходе солнца — положительная энергия, а на заходе — отрицательная; южная часть плиты имеет положительный заряд энергии, а с северной — колеблется, как «весы», указывающие вход и выход.

Анализ всех выявленных факторов свидетельствует о том, что древние люди использовали место, где установлены менгиры, не только для культового обряда, но и для исцеления людей от недугов.

В 1,5 м к востоку от южного камня «ворот» находится выкладка из семи некрупных камней, расположенных по кругу диаметром 0,5 м. В 300 м к северу от ворот, на соседней вершине горы, обнаружено два обо. Одно сложено из крупных камней; общая высота подконической наброски около 1 м. В верхнюю часть воткнут деревянный шест высотой 1,5 м с пером птицы наверху. Рядом находится второе обо из мелких камней, высота наброски составляет около 0,5 м.

Таким образом, выбор места для «ворот» в тагарское время в середине I тысячелетия до н.э. не был случаен. «Врата» выполняли ритуальную, астрономическую, лечебную, поминальную и другие функции и были лишь частью сложного комплекса сооружений в Салбыкской долине.

 

Источник:
Марсадолов Л. Каменотёсы Салбыкской степи./ Леонид МАРСАДОЛОВ, доктор культурологии (Государственный Эрмитаж); рис. Л. Марсадолова.// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10). - С.400-403

В известных письменных источниках нет сведений о мастерах по камню в древней Сибири. Однако до нас дошли их изделия и сохранившиеся объекты на местности. Широкое применение обработанного камня в разных по времени и территории культурах Центральной Азии было обусловлено как доступностью этого материала в горных районах, так и его долговечностью при создании изделий на последующие тысячелетия.

 

Реконструкция процесса добычи и первичной обработки каменных плит в каменоломне Хызыл-хая Рис. Л. Марсадолова

Рядовым кочевникам-скотоводам первичная, а тем более художественная обработка камня была малодоступна. Это была очень трудоемкая работа. Обрабатывать каменные плиты, создавать новые изваяния или наскальные композиции мог один мастер, мастер с учеником, артель мастеров, а также несколько артелей по камню. Сложность ритуальных комплексов свидетельствует о том, что в их создании участвовали разные артели мастеров, иногда даже приглашенные или прибывшие вместе с вождями из весьма удаленных регионов.

Для изготовления особо сакральных каменных сооружений, алтарей и изваяний использовались специально подобранные твердые и красивые породы камней.

Пока в Южной Сибири хорошо изучена только одна каменоломня — в урочище Хызыл-хая (Красные скалы), недалеко от Салбыкской долины в Хакасии, исследованная С.В. Киселевым, Я.И. Сунчугашевым и Л.С. Марсадоловым в 1950-1990-е годы. Наряду с огромными плитами-заготовками для оград тагарских курганов в этой каменоломне была найдена и заготовка для изваяния, вероятно относящаяся к окуневской культуре первой половины II тысячелетия до н.э. Каменоломня функционировала продолжительный период — с эпохи бронзы до этнографического времени.

О масштабах добычи камней в каменоломне на горе Хызыл-хая пока можно лишь догадываться и строить приблизительные модели. В Салбыкской долине более 100 курганов татарской культуры скифского времени. Из них 15 курганов диаметром более 50 м относятся к числу больших. Под насыпью Большого Салбыкского кургана, раскопанного экспедицией С.В. Киселева в 1954-1956 годах, была расчищена квадратная ограда (70 х 70 м) из 90 вертикально и горизонтально поставленных огромных каменных плит девонского песчаника. Наиболее крупные из вертикально установленных камней имели вес до 30 тонн и достигали в высоту более 5 м. У остальных 14 курганов в Салбыке были подквадратные ограды с высокими камнями несколько меньших размеров, чем у Большого. Между этими курганами цепочками расположены десятки курганов того же типа меньших размеров. Вероятно, было выломано и обработано несколько тысяч каменных плит размерами более 1 —10 кв. м и еще гораздо больше мелкого плитняка. Масштабы добычи и обработки камня были огромные, что свидетельствует о существовании в Салбыкской долине довольно крупной артели мастеров.

Обработка камня — специфическая ремесленная деятельность, требующая определенных профессиональных навыков. Один мастер мог быть и художником, и резчиком по камню, но могло быть и разделение труда на отдельные сложные по исполнению операции. Для обработки изделий из камня нужны специальные инструменты и время. В зависимости от потребностей заказчиков, величины заказа и платы за него, высококлассные мастера могли изготовлять разные объекты и заготовки.

Один из способов транспортировки больших камней

Зимой резчики по камню могли работать не только над ранее принятым заказом, но и изготовлять небольшие каменные алтарики, жернова, изваяния и сакральные предметы.

В каменоломне плиты отделяли и выламывали из скал, видимо, при помощи деревянных и металлических клиньев, а затем после подработки их доставляли к месту сооружения кургана, возможно, на деревянных катках (не исключено, что и зимой). Каменоломня находилась в 20 км от Большого Салбыкского кургана, и доставка гигантских плит требовала значительного приложения сил.

Одной из первых операций по обработке камня была разметка будущего изделия, что иногда определялось его формой и размерами. Помимо подходящих по размерам естественных заготовок, использовались и каменные блоки с заранее заданными стандартами, равными ширине ладони, пяди, локтю, сажени. В Хызыл-хая сохранились специальные «эстакады» для первичной обработки выломанных плит, придания им требуемой формы и определенного размера.

Разноцветные породы песчаника позволяли подбирать цветовые оттенки для плит. Вероятно, такой подбор начинался еще в каменоломне. О том, что это не случайность, а широко практиковалось в древности, можно заключить по цветовому спектру каменных плит ограды Большого Салбыкского кургана — от светлых к темным тонам и наоборот, а также по цвету плит каменных «ворот».

Реконструкция процесса установки вертикальных плит для ограды Большого Салбыкского кургана. Рис. Л. Марсадолова

В зависимости от важности и места установки будущего объекта основными заказчиками, вероятно, выступали жрецы и вожди, а иногда племенная знать или главы зажиточных родов. Именно они требовали от мастеров не отступать от уже сложившихся канонов и в то же время стараться сделать лучше, чем у соседей. Жрец, как обладатель целостного сакрального знания, наблюдал за исполнением заказа. Он же руководил установкой камней и изваяний, следил за нанесением наскальных изображений в важных для ритуала местах.

Со временем, несомненно, будут найдены и определены другие производственные центры по обработке камня не только в Хакасии, но и в соседних регионах Центральной Азии. На обширной центрально-азиатской территории, по всей видимости, одновременно существовало несколько каменоломен и артелей, специализировавшихся на добыче и обработке камня. Они владели специфическими приемами, имели свои «секреты», принадлежали к определенным «изобразительным школам» и стилистическим направлениям.

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий