Художественный мир Сибири

Субраков Р.И. Сказ "Хан-Тонис на темно-сивом коне".

Сибирская земля богата талантливыми живописцами, создающие оригинальные художественные произведения, отражающие своеобразную красочность природы огромной сибирской земли и древний, духовный мир проживающих здесь народов. Приглашаю всех гостей блога к знакомству с уникальным искусством коренных народов Сибири, Крайнего Севера и Дальнего Востока, их фольклором, а так же с картинами сибирских художников, с коллекциями, которые хранятся в музеях и художественных галереях сибирских городов.

четверг, 1 сентября 2011 г.

Древнее искусство в период таштыкской эпохи

Изображение гра­бительского набега, вы­сеченное на камне. (Угон скота).

Для изобразительного искусства характерны высокая реалистичность изображения животных и людей, его самобытность. Об этом свидетель­ствуют уникальные петроглифы таштыкского времени. В улусе Подкамень (Орджоникидзевский район) и имеется сцена "Угон скота", которая изображает, по всей вероятности, вполне реальные события. Коровы резво бегут. Впереди скачут отстреливающиеся всадники; сзади один человек подгоняет коров, а другой расправляется с вражеским пастухом, которого держит за волосы. На заднем плане оседланная лошадь без всадника, очевидно, принадлежащая пастуху.
 
В таштыкское время возникают основы героического эпоса населения Хакасско-Минусинской котловины. Об этом свидетельствуют исследованные М.П. Грязновым петроглифы горы Тепсей на Енисее. Рисунки повествуют о борьбе одного из местных племен таштыкской эпохи за свободу и независимость своей земли. В основе изо­бражаемого лежат реальные события, некогда проис­ходившие в здешних местах.
Скульпторы создавали высокохудожественные дере­вянные и бронзовые статуэтки людей и домашних животных. Эти изделия, покрытые тонким слоем золота, издали производили впечатление массивной золотой вещи. Золотом, серебром инкрустировались железные изделия. Эти же материалы шли для изготовления различных украшений. Наиболее распространенным видом украшений являлись амулеты. Среди них в Хакасии часто встречается солнечный знак в виде круга с крестом и парой конских голов, обращенных в разные стороны. Конь являлся уже не просто священным животным, а был символом Солнца.
Раскопки Тепсей III. Вещи, обнаруженные в таштыкских склепах

Появились мастера-ювелиры — золотобиты и ли­тейщики, изготовлявшие украшения из золота и серебра, они умели получать также плющеное золото для тиснения и обкла­дывания деревянных, бронзовых скульптур и художественных изделий. Они освоили золочение бронзовых предметов простым и «горячим» способом с применением ртути, инкрустирование железных изделий золотом и серебром, обработку драгоценных камней и т. п. Появились новые, более производительные, уни­версальные орудия труда, такие, например, как ювелирные мо­лоточки-напильники. Подобных инструментов в ту пору не зна­ли ни Восток, ни Запад. Существовали бронзолитейные мастер­ские, где были особые горны для выплавки меди из руды и ти­гельные печи для приготовления сплавов с добавлением олова, мышьяка, никеля, цинка, свинца и т. д. Действовали обособлен­ные мастерские со специализированными печами для обжига глиняной посуды, массового изготовления ритуальных и погре­бальных масок из гипса, терракотовых украшений и т. п. Ут­вердился строгий канон в изготовлении и раскраске культовых портретных погребальных масок. В графике и гравюре уста­новился единый стиль воспроизведения людей и животных.
Скульпторы и художники изготовляли не только гипсовые ри­туальные маски с цветной раскраской по грунту, но и ритуальные высокохудожественные статуэтки коней, северных оленей, быков, баранов, людей. Их вырезали из дерева, но иногда ком­бинировали с другими материалами (например, руки из кости у деревянной фигурки мужчины и т. д.), часто оклеивали плю­щеным золотом. Работали также строители, каменотесы, косто­резы и др.
Процветало керамическое производство, но еще без гончар­ного круга. 
Глиняная посуда формовалась вручную. Только в IV—V вв. появляются поворачивающиеся деревянные подставки с шипами и, видимо, ручной гончарный круг. 
Раскопки Тепсей III. Керамика из таштыкских склепов

Знать того времени носила одежду из ценных мехов зимой и шелковых тканей летом. Крестьяне одевались в одежды из овчины и самодельных шерстяных тканей, жили в бревенча­тых избах и землянках в оседлых поселениях, а на летниках и выпасах — в столбовых многогранных, а иногда и войлочных юртах.
Чиновники и военные имели знаки различия: особые зонты от солнца, наборные пояса из литых бронзовых пряжек и бля­шек, знаки отличия — подвески в виде миниатюрных бронзовых котлов и черпаков.
Табл. IX. Таштыкская культура. 1, 3 — роговые булавки; 2, 4 — наконечники стрел; 5 — крючок от колчана; 6-10, 15 — пряжки; 11, 13, 16, 23 — украшения; 12 — железный нож; 17, 20 — подвески; 18, 21 — амулеты; 19 — удила; 22 — фигурка косули; 24 — зеркало; 14, 25 — ажурные бляхи

Большое мастерство достигнуто в лепке портретных масок, а также в художественной резьбе по дереву и кости. Помимо многочисленных резных деревянных изделий в склепах найдены фигурки, а чаще обломки фигурок животных и людей. Они разного размера. Встречены деревянные статуэтки стоящего или отдыхающего барана с подогнутыми ногами. Они облицованы листовым золотом. В большом числе найдены фрагменты статуэток коней, окрашенных в красный цвет и стоящих на трёх ногах с поднятой четвертой. Небольшие фигурки, дл. до 30 см, изготовлены из одного куска дерева. Статуи коней и оленей большего размера, дл. 65 см и вые. около 45 см, изготовлялись по частям: туловище цельное, а ноги вырезаны из отдельных кусков дерева и вставлены в него. Фигурки людей тоже вырезаны целиком из дерева или скомбинированы из дерева и кости. Они представлены фрагментами. В частности, от одной комбинированной фигурки сохранились две костяные руки, сжатые в кулак (Уйбат I, склеп 8), а от другой — деревянная голова мужчины, без бороды, с большими усами и уложенной на голове косой (Уйбат II, к. 1). 
Внешний вид фигурок коней, их размеры, стиль выполнения весьма близко напоминают статуэтки коней, фигурирующих в китайской погребальной церемонии ханьского времени . Обращают на себя внимание также фрагменты небольших зонтов, найденные на Уйбатском и Сырском Чаа-Тасах. Они рассматриваются как церемониальные, подражающие китайским, носимые перед таштыкской знатью. Втулки зонтов сходны с использовавшимися для легких ханьских повозок, бронзовые и деревянные модели которых найдены в могилах в Китае. В таштыкских склепах иногда остатки зонтов найдены вместе с фрагментами фигурок коней и людей. У последних руки со сжатыми кулаками, как у фигурок возниц, удерживающих поводья, сидящих в китайских моделях. Все вместе взятое позволяет предполагать, что найденные в склепах разрозненными остатки зонтов, фигурок людей и коней составляли ранее единые модели повозок, клавшихся погребенным, по типу китайских. Из других художественных изделий укажем костяные булавки с навершиями в виде стилизованных изображений пары животных, а также единичные ювелирные изделия, но в целом техника художественного литья из бронзы значительно упрощается, что отражено в серии плоских стереотипных бляшек-амулетов, которые в литературе называют по-разному: парные головки коня, коньки, двуглавые коньки, пластинки с изображением лошадиных голов, пластинчатые амулеты.
Древнейшее изображение шамана с бубном, выгравированное на скале на оз. Тус-кёль, около 2 тыс. лет назад.
Таштыкцы были шаманистами. В основе шаманистской религии лежит вера в духов. Шаман одевался в специальный костюм. Камлание сопровождалось ударами в бубен, гипнозом и представляло собой как вы путешествие в мир духов. Бубен считался средством передвижения шамана (конем, оленем и т. д.). Духам приносили жертву. Например, не прикаса­лись к пище, пока не приносили жертву духу огня. В огонь бросали кусочек мяса и плескали напитком. В пути задаб­ривали духов воды, гор и предков. Шаманство у населения Таштыкской культуры находилось на уровне развития так называемого родового культа.
Конь был важнейшим спутником в жизни человека. Об этом сви­детельствует погребальный обряд. В таштыкских могилах, в отличие от тагарских, почти в каждом погребении находят железные удила, модели седел, статуэтки домашних жи­вотных, прежде всего коней.
Уникальным явилось открытие в склепе у горы Тепсей обугленных планок с сохранившимися на них многофигурными рисунками. Планки, длиной до 1 м, шириной 6—12 см, с рукояткой на одном конце, покрывали едва заметные тонкие рисунки, вырезанные острием ножа. На одной стороне планки обычно изображались бегущие олени, лоси, медведь, волк и другие звери, на другой — батальные сцены — композиции на темы героического эпоса и исторических повестей. Обнаружена планка, на одной стороне которой вырезаны батальные сцены, на другой — мчащиеся всадники-воины. На единственной трехгранной планке каждая грань покрыта рисунками одного из трех указанных сюжетов — бег зверей, мчащиеся всадники и батальные сцены. В целом же все сюжеты посвящены военным и военно-охотничьим темам. На планках изображены всадники и пешие воины с луком и стрелами, иногда в боевых доспехах. Они бегут, стреляют, мчатся на конях, падают — убитые и раненые. 
Дощечки с рисунками таштыкской эпохи I в. до н.э. — VII в. н.э. впервые нашли в 1968 году при раскопках склепа у горы Тепсей научные сотрудники Красноярской археологической экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР под руководством М.П. Грязнова. Это были фрагменты семи плоских планок и одной трехгранной. На плоскостях планок с двух сторон острым орудием были вырезаны сцены с изображением людей и животных; при этом некоторые фигуры полностью или частично заштрихованы.
Показаны также картины битвы, угона военной добычи, погони, сражения на лодке и другие, большей частью пока нами не понятые. Сохранившиеся на планках рисунки, несомненно, представляют собой лишь контуры бывших здесь полихромных изображений. Это древнейшие в Азии миниатюры (III — IV вв. и. э.), стилистически совершенно своеобразные. Они оставлены обществом, не имевшим еще ни государственности, ни письменности, в то время как все известные нам древние миниатюры и стенные росписи на героические темы создавались в государствах с классовым обществом, с развитой письменностью и литературой.
Открытие в первом склепе на Тепсее серии деревянных планок с резными рисунками показало нам искусство таштыкских племен в исключительном блеске. Эти рисунки позволили также составить некоторое представление и об устном народном творчестве таштыкцев, сюжеты которого изображены на планках.
После длительной кропотливой работы над ними Л.Н. Баранова мы располагаем теперь очень хорошими и точными их прорисовками, которые могут служить объектом изучения. На самих планках во многих случаях бывает невозможно видеть сразу всю фигуру, а тем более композицию, полностью. На прорисовках же, сделанных Л.Н. Барановым, отчетливо видны все детали, едва уловимые на оригинале.
Как правило, на одной стороне планки изображался один сюжет, на обратной — другой. Каждая из трех граней планки имеет свой сюжет.
Все разнообразие рисунков можно объединить в 3 сюжета. 
Один из них назовем совершенно условно — охотничьи сцены или бег зверей. Обычно показаны бегущие звери, часто с вонзившимися в их тело стрелами, иногда впереди или позади них изображены фигуры людей. В сценах с животными присутствовали изображения маралов, лосей и медведей, а также людей-воинов. Они часто показывались в сражении стреляющими из луков.
Другой сюжет назовем тоже условно—батальные сцены. Здесь много фигур пеших воинов, всадников, коней, показанных в динамике. Воины часто нарисованы стреляющими, реже в рукопашной схватке. Иногда здесь же, спереди и сзади, присутствуют бегущие звери. 
Третий сюжет назовем еще более условно — угон военной добычи. Наиболее выразительно он представлен па планке 4 — мчатся всадники, увлекая за собой другого коня, за ними тоже мчащаяся пара быков в упряжке. Несомненно, перед нами какие-то эпические темы, но вряд ли героического эпоса. В героическом эпосе тюрко-моигольских народов воспевается герой, богатырь. В изобразительном искусстве, как и в поэмах, основной сюжет — богатырь и его подвиги в бою, в поединке с другими богатырями, в борьбе с чудовищем и злыми силами, а также богатырь па охоте.
Выделяется убранство лошадей — уздечки, поводья, седло, стриженые и распущенные гривы, хохолок на темени, характерный для таштыкского времени.
Кроме этих сцен на планках, найденных в склепе горы Тепсей, имеются изображения упряжек быков и лошадей, тянущих нечто похожее на плуг или повозку, а в одном случае упряжку подгоняет палкой погонщик.
На обнаруженных планках запечатлены массовые сцены, главный герой нигде не выделен. Не представлены ли на тепсейских планках сюжеты исторических песен, повестей, рассказов? Если так, то мы получили возможность иметь некоторое представление и о фольклоре таштыкских племен на Енисее.
Рисунки дали бесценный материал для изучения вооружения, одежды, причесок таштыкской эпохи. Различия в облике людей говорят о пестроте национальностей населения этого времени, что подтверждается археологическими и антропологическими методами. На рисунках выделяются группы воинов в приталенных и расширяющихся в бедрах кафтанах и в штанах-шароварах, воины в доспехах и в шлемах, воины в лодке в конусообразных головных уборах, воины-всадники с прическами в виде «шишечки» на темени и с волосами, забранными сзади в хвостик. Вооружены воины в основном луками, хотя встречаются изображения копья и небольшого меча. Щиты изображены в рост человека, но ими вооружены только пешие воины. И щиты, и колчаны орнаментированы геометрическими и криволинейными спиральными узорами.
Нет сомнений, что на всех 8 планках — разные варианты в целом одного и того же повествования. Может быть, правильней даже сказать, что одно и то же повествование выполнено 8 разными художниками или разными сказителями, певцами, рассказчиками.
Рассматривая манеру изображения на планках, можно заметить, что на каждой отдельной планке рисунки выполнены особым «почерком», отличным от «почерка» художников на других планках. 
Например, на планке 5 у всех оленей ноги стройные, ниже пятки они изображены одной линией, к которой пририсованы лишь копыта. Морды на короткой шее подняты вверх. Рога тонкие, стройные, с удлиненными концами. Подобным образом олень не изображался ни на одной другой планке.
На планке 3 ноги у оленей короткие, морда вытянута вперед, рога с дополнительными линиями посередине (см. рис. 60, 4). Последняя деталь не встречается на других планках. 
На планке 2 художник рисовал оленей с большими широкими ушами, покрывал штриховкой не только лопатки, но уши и ноги. Подобные отличия можно проследить при рассмотрении всех планок и всех изображаемых объектов.
Очень важно отметить, что 8 рассмотренных планок разрисованы 8 художниками. Независимо от того, были ли все планки положены в склеп только одному из погребенных в нем или нескольким лицам, наличие в склепе произведений изобразительного искусства, выполненных 8 художниками, свидетельствует о распространенности этого вида искусства в таштыкском обществе, о чрезвычайной популярности в нем рисунков на темы, как мы предполагаем, исторических песен, сказаний, повествований, о популярности данного вида устного народного творчества.
О популярности подобною рода изобразительных сюжетов свидетельствует и серии других находок. В склепе 2 на Тепсее на одной из стенок детского ящика-гробика была изображена выполненная в таком же стиле большая фигура воина. Л.Р. Кызласов в Койбальском чаатасе в склепе 4 обнаружил фрагмент берестяного предмета, на обеих сторонах которого были вырезаны рисунки того же художественного стиля. Может возникнуть мысль, что найденная на Тепсее «коллекция» планок с рисунками, которые можно сравнивать в какой-то мере с народным лубком, не местного происхождения, а привезена откуда-то на Енисей. Но гробик с рисунками в склепе 2 на Тепсее и рисунки на бересте в Койбальском склепе говорят о распространении этого искусства в таштыкском обществе. 
Если планки можно рассматривать как личные вещи сказителей или певцов, то рисунки на бересте относятся к части какого-то бытового предмета (кошель, коробка), а гробик — деталь погребального обряда.
То, что художники таштыкской эпохи жили и создавали свои произведения в степях Минусинской котловины, наиболее убедительно доказывает наличие наскальных рисунков того же стиля и сюжетов. Кроме давно уже известных рисунков на некоторых могильных камнях, Н. В. Нащокин в 1968 г. открыл и скопировал новую писаницу на оз. Туим. Совершенно подобные тепсейским фигуры пеших воинов и всадников, зверей и других изображений он отколол от скалы и привез в Красноярский музеи.
Рисунки па планках из склепа на Тепсее знакомят нас с совершенно новым художественным стилем, притом представленным сразу целой галереей рисунков. Полное исследование их раскроет перед нами новый мир художественных образов и сюжетов, что выявит еще одно звено в истории развития изобразительного искусства в древней Азии.
Источники:
  • История Хакасии с древнейших времен до 1917 года: Научное издание./ отв. ред. Л.Р. Кызласов. – М.: Издательская фирма «Восточная литература», 1993. – 525с.
  • Чебодаев П.И. История Хакасии (с древнейших времен до конца XIX века)./ П.И. Чебодаев. – Абакан: Хакасское книжное издательство, 1992. – 160с.
  • Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее./ М.П. Грязнов, М.П. Завиитухина, М.Н. Комарова, С.С. Миняев, М.Н. Пшеницына, Ю.С. Худяков; под ред. М.П. Грязнова. – Новосибирск: Наука, 1979. – 167 с.
  • ТАШТАНДИНОВ И. Рисунки в склепе горы Тепсей./ Игорь ТАШТАНДИНОВ.// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10)
  • С.430-431
  • Вадецкая Э.Б. Археологические памятники в степях Среднего Енисея. // Л., «Наука», 1986. 180 с. С сайта http://kronk.narod.ru/library/vadezkaya-1986-07.htm#01

Комментариев нет:

Отправить комментарий